Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья
 Приглашение для иностранцев Его выписывает частное лицо, компания или организация – в зависимости от типа визы. Приглашение для иностранца – это базовый документ, необходимый для оформления визы и подтверждающий цель его визита в нашу страну. Самый простой способ – получить туристическое приглашение и оформить визу на его основании.



 Рейтинг@Mail.ru


мне относитесь не потому ведь, что я нравлюсь вам, как женщина?  Это чисто человеческая симпатия, да?  Вы ведь вообще не бабник.

  – Ох, и дура ты, хоть я тебя за умную держал, – с хмурым видом пробормотал Герасим. –  А, чтобы понять, почему я не бабник, надо с мое пережить и переломаться. – Он вздохнул. – Просто жалко мне тебя бывает, как вспомню, что у меня мать тоже была домработницей.

  – Да?.. – удивилась Юля. – Вот интересно! А у кого?

  – Ну, что ты  пристала, как банный лист? Уйди с дороги!

  – Нет, я вас не пущу! – воскликнула Юля, заслоняя ему выход. – Расскажите мне все-все!

  – Да ты кто такая вообще? – с подозрением спросил Герасим  и грубо отпихнул девушку в сторону.

          Юля, не удержав равновесия, упала на пол, и в ту же секунду услышала, как хлопнула входная дверь.  Роман в два прыжка оказался рядом с Герасимом  и сильным ударом сбил его с ног. Тут же крепкие ребята отделились от стены и набросились на Романа. Они явно не ожидали, что перед ними – серьезный противник. В первые же секунды  разбросав парней по сторонам, Роман снова хотел кинуться на Герасима, но тот увернулся и приказал помощникам:

  – Вырубайте его – и за мной!

              С этими словами Герасим выбежал из квартиры.  Но «вырубить» Романа парням не удалось. Началась драка, напомнившая Юле сцены из боевиков. Она не успевала следить за мельканием рук и ног, за прыжками и бросками. Падали стулья, звенела разбитая посуда. Наконец, убедившись, что противник оказался крепким орешком, один из подручных Герасима вытащил пистолет и направил его на Романа. Юля громко завизжала.

        И в этот момент распахнулась входная дверь. На пороге стоял Виктор Голенищев.

  – Что здесь происходит? – спросил он, ошеломленно глядя на дикую картину погрома и трех участников драки, изукрашенных ссадинами и кровоподтеками.

      Но больше всего поразил Виктора пистолет в руках одного из нежданных гостей. Встретив негодующий взгляд хозяина дома, охранник тут же спрятал оружие в карман.       

  – Кто вы такие? – обратился Виктор к парням.

  – Мы помощники Укладова, сейчас собирались идти по его заданию, а этот нам мешает. – Владелец пистолета указал на Романа.

  – Какое еще задание, почему я не знаю? – удивился Виктор.

              Подручные Герасима, мгновенно оценив обстановку, с двух сторон кинулись Виктору за спину и выбежали из квартиры, захлопнув за собой дверь. Заминки оказалось достаточно, чтобы Роман не успел за ними к лифту. Он понял, что Герасима и его людей уже не догнать. Шатаясь, Козырев вернулся обратно. Кровь из раны на лбу заливала ему лицо, мешала смотреть.  Юля с испуганным восклицанием бросилась к Роману, повела его в сторону ванной комнаты.

  – Кто  этот парень? – спросил Голенищев, растерянно провожая их глазами.

  – Мой жених, – ответила Юля, доставая из аптечного шкафчика бинт, пластырь, бутылочки с перекисью и йодом.

          Виктор, споткнувшись об осколки разбитой вазы, воскликнул:

  – Да что здесь, черт возьми, происходит?!  Кто-нибудь может мне объяснить?

  – Я все тебе объясню! – сказал Леонид, войдя в незапертую дверь квартиры.

              Виктор указал в сторону Романа и Юли, уже скрывшихся за дверью ванной.

  – Кто этот парень? Почему он здесь дрался?

  – Это мой коллега. Пусть пока за ним Юля поухаживает. А мы с тобой пойдем в другую комнату и там обстоятельно побеседуем. Никакой секретности соблюдать уже не надо. Твое задание я выполнил, могу доложить.

          Между тем, Юля в ванной комнате промывала, дезинфицировала и заклеивала пластырем травмы своего возлюбленного.