Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья
 афиша театров Полный перертуар театров Санкт-Петербурга только на сайте www.theater-spb.com. Заказ и бронирование онлайн. Также Вы можете заказать билеты с доставкой.



 Рейтинг@Mail.ru


говорить, не в почете у советской власти была популярная литература. Считалось, что читательским вкусам нельзя потворствовать, надо водить неразумного читателя за ручку, показывая, что такое хорошо и что такое плохо. А, может, просто боялись классики соцреализма конкуренции со стороны всяких «буржуазных ремесленников от литературы», которые так сумеют увлечь читателя, что на отечественные эпохалки он и не глянет.

  Зато теперь – полный «переворот»: любому вкусу стараются потрафить. Спрос порождает предложение? Или это иллюзия, а на самом деле спрос кто-то исподтишка формирует?

  Стройными рядами выстроились российские детективы и американские любовные романы (интересно, почему не наоборот?). В другом отсеке разместились книги, на обложках которых блистали фотографии популярных личностей. Вот непотопляемый политик-шоумен, рядом – острая на язык феминистка, всегда готовая поддержать сексуально озабоченных дам и стереть в порошок  без того стремительно исчезающую прослойку современных Ассоль и Татьян,  затем – стилизованная под декаданс романистка с белогвардейским псевдонимом, чуть дальше –латиноамериканский революционер на книге элитарного писателя, не жалующего собственные портреты.

    Ксения с удовольствием прочитала бы каждую из этих книг, будь у нее достаточно времени и денег. Но при дефиците того и другого приходилось выбирать то, что сейчас казалось ей самым нужным для души. Она прошла к прилавку поэзии. Здесь покупателей не было вовсе, даже несмотря на то, что продавалась, в основном, классика. Ксения внимательно рассмотрела добротные, с золотым тиснением обложки. И вдруг поймала себя на мысли, что, думая о книгах, о поэзии, просто старается отвлечься от подспудного чувства тревоги, не отпускавшего ее уже несколько дней. После возвращения из Москвы, где ей удалось вручить письмо Виктору Голенищеву, Ксения стала замечать за собой несвойственную ей раньше мнительность. Никаких видимых изменений в ее жизни не произошло, по, тем не менее, она вздрагивала от каждого звонка, шарахалась от каждой остановившейся рядом машины и доходила до истерического состояния, когда Димка поздно возвращался. Она ждала, сама не зная чего. Ей казалось, что если Голенищев отреагирует на письмо, то это каким-то образом ее затронет.

      Ксения взяла в руки сборник восточной поэзии, раскрыла наугад – и как раз попала па одно из своих любимых стихотворений «Вижу снова простор голубой, над беседкою тихий закат» Ли Цин-чжао. Реализатор сразу «усек», что покупательница заинтересована, и стал расхваливать достоинства подборки авторов и оформления книги. Ксения была с этим согласна, но, узнав о цене, вздохнула и со словами «Спасибо, куплю в следующий раз», положила сборник на место. Уходя, она краем ока заметила, что книгу тут же взял в руки какой-то мужчина, стоявший, очевидно, у Ксении за спиной.

  Через несколько шагов она миновала пределы книжного рынка, и вдруг услышала    незнакомый мужской голос: – Простите, девушка, могу я задать вам пару вопросов об этой книге?

    Ксения невольно вздрогнула и оглянулась. Перед ней стоял рослый мужчина лет пятидесяти в распахнутой кожаной куртке, открывавшей толстый свитер с высоким воротом. Дымчато-серые глаза и темные брови контрастировали с сединой короткого ежика волос. В руках он держал тот самый сборник восточной поэзии. Ксения заставила себя улыбнуться и сказала:

– За «девушку» спасибо. А насчет книги не сомневайтесь: хорошая. Кому угодно можно подарить.

– Да? Ну, тогда я подарю ее вам. Обидно, когда интеллигентная