Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья


Акрил для ногтей узнать больше.


 Рейтинг@Mail.ru


Захар ехал на своем «Москвиче» и свалился с моста в реку. После его похорон Вероника все-таки сумела кое-что отсудить у Фроськи. Но в денежном выражении это оказалось не так уж много, на приличную квартиру в городе, да еще в хорошем районе, не хватало.

    А времена были трудные, смутные –  первая половина 90-х. В такие времена можно либо много приобрести, либо все потерять. И потерявших, конечно, всегда оказывается гораздо больше. Именно тогда Вероника впервые задумалась о том, что, может быть, не так уж правильны ее выводы о преимуществах свободной бессемейной жизни. Она вдруг поняла, что никому по-настоящему не нужна, никто не поддержит ее в трудную минуту. Прежние партийно-исполкомовские любовники как-то сошли на нет. Многие, утратив былое влияние, замкнулись в своих семьях. Новые деловые еще не определились, не набрали силу. Вероника заметалась, не зная, на ком остановиться. А тут еще в поликлинике началась неразбериха, поговаривали о сокращениях.

    Именно тогда в ее жизни внезапно возник Федор, Федька Циркач. Однажды вечером, поздно вернувшись после дежурства, Вероника ужинала на кухне, стараясь не шуметь и не будить приболевшую тетю. В дверь позвонили. Откликнувшись, Вероника услышала голос Толяна. Двоюродный братец часто забывал ключи и мог трезвонить в любое время дня и ночи. Вероника открыла дверь и замерла от удивления: Толян ввалился, придерживая за плечи бледного, окровавленного мужчину, который едва переставлял ноги и прижимал к животу кучу тряпок, быстро пропитывающихся  кровью.

– Скорей, сеструха, помоги человеку, –  пробормотал Толян, усаживая раненого в кухне на стул.

  – Да что ты его сюда притащил?! – возмутилась Вероника. – Здесь тебе не скорая помощь! Вези в больницу!

    Раненый посмотрел на Веронику мутными от боли глазами и тихо, но внятно заявил:

  – Никакой больницы. Зашивай меня побыстрей и перевязывай, а то много крови потеряю.

– Ему в больницу нельзя, – подтвердил братец. –  Там вопросы будут задавать, а Федьке это ни к чему. Давай, Верка, ты же все-таки врач, помоги человеку,

  – Меня зовут Вероника, – с ненавистью прошипела она. – Пойми ты, придурок, я не имею нрава сама его лечить. А если у него заражение начнется? Да и вообще, не хочу в ваших разборках участвовать. Это дело уголовное.

  – А я хорошо заплачу тебе, красавица, –  прошептал раненый белыми губами.

      Вероника вздохнула и, поворчав немного, занялась пострадавшим. К счастью для него, ножевая рана оказалась поверхностной, внутренние органы не пострадали. А Вероника, хоть и не была хирургом, не боялась никаких оперативных процедур. Наблюдая за ее ловкими, уверенными руками, Федька с довольным видом пробормотал:

  – Ну, ты свое дело знаешь... Мне даже ни капельки не больно. Как будто ты меня не зашиваешь, а гладишь.

  – Дурачок, я же тебе обезболивающий укол сделала, –  усмехнулась Вероника.

    Перевязав зашитую рану, она напоила Федора лекарствами, витаминным чаем, затем велела Толяну уложить дружка в постель.

    Когда все было сделано, братец вернулся к Веронике на кухню и с таинственным видом зашептал, что этот раненый не какая-нибудь мелюзга, а важный авторитет Федор Осадчий, больше известный как Федька Циркач. Толяна прямо распирало от восторга при мысли, что оказался в трудную минуту рядом с таким значительным человеком. Теперь он справедливо рассчитывал на покровительство высокого лица.

    Вероника, конечно, к тому времени уже немало слышала и читала о ворах в законе, об уголовных авторитетах. Знала также и о том, что многие из них постепенно