Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья
 Приточно-вытяжные установки с рекуперацией тепла ALASCA серии ECO Для помещений до 150 м 2. Аляска РУС 2008. Все права защищены.

Социологическое исследование: социальные сети.


 Рейтинг@Mail.ru


классов! – снова выкрикнул паренек, который, очевидно, тяготел к национал-патриотизму с коммунистическим оттенком. – Вы же сами сказали: крестьяне в разных странах отличались друг от друга, а помещики – нет.

    Студенты уже стали подсмеиваться над его активностью, а Лиля спокойно и доброжелательно ответила:

  – Ваше утверждение справедливо для прошлых веков, когда образование было доступно лишь представителям правящих классов. Хотя и тогда встречались простолюдины, приобщившиеся к светской культуре. Да и дворяне не были полностью оторваны от народных корней. Вспомните: «Татьяна  русская душою», Наташа Ростова, отплясывающая в деревне у дядюшки народный танец. Что же касается нашего времени, то сейчас классы не являются чем-то незыблемым, социальные категории размыты. Культурный уровень не имеет прямой связи с происхождением. И потому водораздел народная – светская культура не так заметен, да и проходит не по линии аристократ – простолюдин. Скорее, он зависит от места жительства и рода занятий. Носителями народной культуры, хранителями обычаев, фольклора чаще выступают жители деревень и маленьких городков. А в крупных индустриальных центрах национальные различия почти не заметны. И это естественно: ведь люди, запятые в промышленности, коммерции, науке по самой своей природе космополитичны.

  – Не обязательно! –  снова возразил оппонент, игнорируя подкалывания однокурсников. – Я вот собираюсь стать экономистом, но при этом люблю народное искусство. И вообще, я считаю, что так называемая светская культура нивелирует людей. Люди должны вернуться к своим исконным корням.

– Ага, обуться в лапти, надеть шаровары, – фыркнула скептически настроенная девушка,

    Но парень, не обращая внимания на насмешку, еще более твердым голосом продолжал:

– Да, надо чувствовать свои национальные особенности. Вот я, например, даже актеров признаю только тех, по которым видно, к какому народу они принадлежат. А то ведь сейчас и фильмы-боевики, и актеры в них – все одинаковые. Даже не поймешь, в России это происходит, или в Америке, или, там, где-нибудь в Австралии. Еще имена поменять – и все.

  – Тут я с вами согласна, – кивнула Лиля. – Но только ведь мы о разных вещах говорим. Под светской культурой я подразумеваю не массовую, а ту, которая основана на общечеловеческих ценностях. Конечно, это мое мнение, я вам его не навязываю, ваше право размышлять и спорить со мной. И, раз уж молодой человек упомянул о фильмах и актерах, а эта тема мне особенно близка, сама когда-то мечтала стать актрисой... – Лиля сделала небольшую паузу. – Я вот что хочу спросить у вас, дамы и господа. Разве актеру или актрисе обязательно иметь простоватую внешность и играть в стиле «фолк», чтобы стать близкими народу? У меня была подруга актриса, женщина неземной красоты, очень изысканная. Она никогда не играла крестьянок, ткачих или секретарей парткомов и не пользовалась особым авторитетом ни в верхах, ни в актерской тусовке. Но ее, аристократку, обожали зрители. Она давала им то, чего не могли дать многие актрисы с амплуа социальных, народных героинь. При этом сыгранные ею роли были близки и понятны жителям других стран, словно она все знала про их жизнь. Разве актриса такого плана менее ценна для своего народа, чем, скажем, исполнительница частушек? Ведь это, в сущности, две стороны одной медали.

  – Ясно, вы говорите о Марине Потоцкой, – вздохнул активный студент. –Она, конечно, была настоящей актрисой. Прозвенел звонок, и Лиля, улыбнувшись, сказала:

  – Очень рада слышать это от вас,