Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья
 торговое оборудование для магазинов в Волгограде



 Рейтинг@Mail.ru


Фиалковый цвет мести, роман

5

во взгляде. А лицо у него без улыбки, это точно. И вообще без всякого выражения. И мускул не дрогнет. Не лицо, а маска. И весь он какой-то прилизанный.

    — Тебе вообще ни один мужчина не нравится, — шагая рядом, выговаривала Катя. — Ну, почему, скажи, этот Ярослав — прилизанный? Волосы гладко зачесаны? Так можно их растрепать. Костюм строгий? Но, между прочим, — я присмотрелась — добротный. И, вообще, может, строгость — его имидж.

    — А, по-моему, он типичный канцелярист, архивный юноша. Под его добротным костюмом, наверное, мускулы как кисель.

    — С чего ты взяла? Парень он высокий, и плечи довольно широкие.

    — Ты в каждом видишь красавца и богатыря.

    Катя подбоченилась, остановилась и, вытянув подбородок в сторону Нины, принялась отчитывать ее:                                                     

    — А тебе одинаково не нравятся и хилые клерки и мускулистые спортсмены. Разве не так? Ты же не раз повторяла, что тебя отталкивает и пугает грубая мускульная сила.

    Нина  ответила столь же энергично:

    — Как ты смеешь меня этим упрекать? Знаешь же, что это мое несчастье,  беда, а не вина. Инстинкт отвращения, страха  проявляется невольно...

    — Прости, конечно, — вздохнула Катя. — Но мне кажется, — если бы ты влюбилась хоть раз — все бы твои комплексы прошли.

    — В том-то и беда, что не могу я влюбиться.

    — Но ты же влюбляешься в киногероев.

    — Это совсем другое — абстрактное, платоническое чувство.

    Сестры уже подошли к углу соседнего дома, в котором жила Катина подружка Галя. Здесь и расстались. Катя впорхнула в подъезд, а Нина пошла по улице. И вдруг остановилась. И помчалась  назад. Решение пришло мгновенно: надо войти в квартиру так же тихо, как час назад, когда оказалась невольной слушательницей разговора Кати и Бориса. Теперь она вполне осознанно приняла решение подслушивать. Может быть, потому, что лицо и взгляд Ярослава показались ей не только подозрительными, но и странно знакомыми. Она не могла припомнить, где видела его: на улице, в институте, в библиотеке,  но определенно где-то он мелькал. Или кто-то похожий на него. И в этой похожести на кого-то тоже было что-то зловещее.

    Нина провернула ключ совсем неслышно и вошла в переднюю на цыпочках, а потом и вовсе сняла туфли. Перед кабинетом отца был маленький  коридорчик с нишей, куда Нина и спряталась. Слышно ей было хорошо, — тем более, что разговор шел на повышенных тонах. Голос Гаевого от волнения срывался:

    — Да если бы... если бы мне не позвонил Цапко и не сказал, что речь пойдет об общественном фонде... я бы тебя и на порог не пустил!

    — Понимаю, — невозмутимо отвечал Ярослав. — Хватит об этом. Я ведь знал, чем вас заинтересовать. Только обходным путем сын Николая Торича мог проникнуть в ваш дом.

    — Я еще раз повторяю: не помню никакого Николая Торича!

    — По глазам вижу, что вспомнили. Конечно, в вашей жизни немало было таких николаев, иванов, через судьбы которых вы легко переступали. Вы хорошо шли по жизни, бойко...  Известный юрист, потом партийный деятель, затем председатель всевозможных фондов, а теперь вот... Теперь вы не на виду, но ваши возможности по-прежнему велики. Вы же у нас серый кардинал, делатель королей... Ну, да ладно. Хочу напомнить прописную истину о том,  что в этой жизни ничего не дается даром. За все надо платить — рано или поздно. Хотя и прошло уже двадцать лет, а заплатить вам все-таки придется.

    — Послушай, парень, — в голосе Гаевого теперь слышались снисходительные нотки, —  ты вроде не дурак. Сам посуди: кто тебе поверит? Кто начнет ворошить

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 5 - 5 из 175