Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья


Установка пвх окон в гомеле.

 Рейтинг@Mail.ru


заметил, как в комнате появился еще один человек. Вошедшему было лет тридцать. По одежде и всем повадкам в нем легко угадывался иностранец.  Облегающий камзол, в вырезе которого белела присобранная у шеи сорочка, полукафтанье с отложным воротником, узкие штаны, бархатный берет, а также бритое смуглое лицо – все указывало на принадлежность гостя к фрязам – итальянцам, освоившим Москву в правление Ивана III.  Этот гость не был зодчим, оружейником или серебряных дел мастером, как многие итальянцы, призванные Иваном Васильевичем для строительства и украшения стольного града. Синьор Франческо Нарди был флорентийским купцом и оказался в Москве благодаря  близкому знакомству с миланским мастером Алевизом, которого великокняжеские  послы привезли в северную столицу шесть лет назад. Франческо Нарди быстро смекнул, что растущей державе понадобятся не только искусные мастера, но также итальянские ткани и вина, а торговля этими дорогими вещами была наследственным занятием дома Нарди. Франческо, вначале проторив торговые пути до Кафы и Киева, теперь осваивал просторный, хотя и варварски трудный рынок Московии, где его могли с равной вероятностью ожидать как огромные прибыли, так и верная гибель. Однако итальянец не боялся риска, за что и уважал его князь Максим Раздольский.

          Едва лишь невысокая, но складная фигура гостя появилась на пороге, как Лихорь первый воскликнул:

  – А, господин Франческо Нарди! Ты принес нам еще вина? А то мы, грешники, уже все выпили!

            Тут и Максим, очнувшись от невеселых раздумий, поднял голову и, поприветствовав гостя, пригласил его к столу. Франческо немного знал славянские наречия и мог худо-бедно изъясняться с московитами. В свою очередь, Максим и Никита выучили от него несколько итальянских слов и выражений – Максим просто ради забавы, а Никита – со всей серьезностью, ибо свято верил в силу наук и знаний.

        Компания оживилась. Веселый и образованный итальянец всегда вызывал кучу вопросов у приятелей Максима.

  – А правда ли, господин Нарди, что у вас есть город, где по всем улицам воды текут, а люди ездят в барках? – спросил Твердило.

  – Правда, правда, – улыбаясь, подтвердил Франческо и принялся за предложенное угощение.

  – А правда ли, что немцы выдумали такой станок, который буквы, как печати, накладывает сразу на весь лист? – поинтересовался Никита.

  – И это правда, – кивнул Франческо. – Я сам видел такие книги. Буквы в них четкие, одна в одну. Можно один раз набрать все буквы для какой-нибудь книги – и печатай, сколько