Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья




 Рейтинг@Mail.ru


лице, и окинул собеседника пронизывающим, дерзким взглядом. Половецкая кровь сказалась в нем лишь смоляной окраской волос и бронзовым оттенком кожи, но не сделала его глаза раскосыми, а скулы – широкими. Правильные черты лица, разрез крупных глаз и легкую волнистость волос он унаследовал по отцовской линии, – а отец его был коренной русич.

    Видя, что противник не отступает, и не желая выглядеть проигравшим в глазах толпы, Глеб кивнул своим спутникам и, сделав пару шагов назад, обнажил  драгоценную саблю. Тотчас отроки подскочили к Дмитрию с двух сторон и схватили его за руки. Резко развернувшись и встряхнув плечами, он освободился от них и ватащил свой  меч из ножен. Тут и отроки взялись за оружие.

    * Так ты на поединок меня вызываешь или хочешь, чтоб я сразу с троими сразился? – насмешливо спросил Дмитрий.

    * Я ведь уже сказал, что мне с тобой драться не по чину, – процедил сквозь зубы князь. – Но, если хочешь, – выставлю против тебя поединщика.

    * Согласен сразу с двумя твоими отроками драться, да еще и с тобой в придачу, если ты попросишь прощения у  этой женщины.

    * Что ж, она знатная государыня, у нее не зазорно прощения попросить. – Глеб, усмехаясь, кивнул в сторону Евпраксии.

    Любопытная толпа расступилась, освобождая место для драки. Дмитрий быстро приготовился к бою, легко отражая нападки не слишком умелых, но ретивых вояк, да при этом приговаривая с усмешкой:

    * Неудобно мне с такими воробьями сражаться. Становись рядом с ними, князь!  Интересно будет узнать, у тебя эта сабля для украшения или еще и для дела годится? Ишь, как самоцветы на ней сверкают!

          Насмешки Дмитрия и дурашливые выкрики из толпы раздражали Глеба. Он кусал губы от досады, но не знал, как поступить. Наконец, Дмитрию надоело играть с неопытными юнцами, и он выбил саблю у одного, потом у другого и поочередно шлепнул их по бокам плоской стороной меча. Пристыженные парни угрюмо поплелись прочь, а Дмитрий обратился к Глебу:

    * Вояки твои хоть и неумелые, а все же храбрее тебя. Жаль, что у такого господина они воинскому делу и не научатся. Зато усвоят, что можно нападать втроем    на одного.                                                                                                                                                                                                                                                                                              

                –  Если бы ты пришел сюда не один, а со своими людьми, так  тоже бы их на помощь призвал, – возразил Глеб, все еще не решаясь ни спрятать оружие, ни пустить его в ход. Я не виноват, что у такого голодранца как ты, нет ни слуг, ни дружинников.

    * Думаешь, я один здесь хожу? – усмехнулся Дмитрий. – Ошибаешься. Мои друзья все время недалеко стояли, да только не стали мне мешать. Ведь зазорно было бы нам втроем драться с такими воинами, как ты и твои слуги.

    К Дмитрию неторопливо приблизились два его друга: белокурый здоровяк Шумило родом из Новгорода и смуглый худощавый Никифор – грек по происхождению.

            –  Это, должно быть, те самые дружки, которых ты у половцев из плена выкупил? – язвительным тоном спросил Глеб. – Дорого же они тебе обошлись.

    * А дружба вообще дорогого стоит, – заявил Дмитрий. – Еще князь Владимир говаривал: «Серебром и златом не найду себе дружины, а с дружиною добуду серебро и злато».

    * А вот ты, князь, все хочешь иметь, не расплачиваясь, – обратился к Глебу Шумило. – Слышал я, как ты придумывал закупам9 всякие провинности, чтобы обращать их в рабство. Так бесплатно себе холопов и понабрал. Недаром же на Новгородском вече против тебя столько люду кричало.

    * Не было такого!