Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья
 Sexy, cul étudiante escort girl paris. Попасть в театр Ленком всегда было не так-то просто, купить билеты сложно.. Одним из самых популярных театров Москвы Ленком стал в середине 1970-х годов, когда назначенный главным режиссером Марк Захаров выпустил подряд два музыкальных спектакля — «Тиль» и «Юнона и Авось». Труппа, в которую входят Леонид Броневой, Инна Чурикова, Александр Збруев, считается одной из лучших в Москве. Театр Ленком особо популярен в кругах респектабельных москвичей.



 Рейтинг@Mail.ru


Встреча

                                                       Встреча

 

 

                                         Миров бесконечность

                                         Уму неподвластна... Но если бы где-то

                                         Ушедшие в вечность

                                         Друг друга встречали поэты!

                        О, если бы их ожидала звезда

                        Желанной свободы и светлой печали,

                        Куда не проникли бы ложь, суета,

                        Где их бы собратья по музам встречали...

 

                         Сошлись —  и взглянули друг другу в глаза,

                         И вздрогнули разом все звезды и свечи.

                         «Ну, здравствуй, — один из них тихо сказал. —

                         Ей-богу, какая прекрасная встреча!

        

                         Я старше тебя на пять лет, но притом

                         На целую вечность тебя я моложе.

                         Я знаю тебя. Ты со мной не знаком.

                         И разные мы, и как братья похожи.

 

                         Давай же обнимемся. Хочешь, спою

                         О времени том, из какого я вышел?

                         Лишь песни раскрыли всем душу мою.

                         Я был в них собою: и лучше и выше.

 

                         Меня называли игрушкой стихий,

                         Твердили, что жизнь, мол, бросаю на ветер.

                         Когда же твои открывал я стихи,

                         Всем сердцем кричащим мечтал тебя встретить.

 

                         Я, жизнь проводя в круговерти ролей,

                         Твой суд беспристрастный искал неустанно.

                         И в роли последней экранной моей

                         Погиб от лица твоего Дон Гуана.

 

                         Как видно, нужнее я был небесам, —

                         Не дали дожить до глоточка свободы.

                         Хоть, впрочем, свободу я брал себе сам:

                         Без лавров и званий я пел для народа.

 

                         За что же поэты гонимы судьбой,

                          И смерть им становится ранней преградой?»

                          Поэт замолчал. И ответил другой:

                          «Нет смерти для песен. Так спой же, собрат мой».

 

                                                  Миров бесконечность

                                                  Во тьме... Если б в проблесках света

                                                  Ушедшие в вечность

                                                  Друг друга встречали поэты!